ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ УЧАСТИЯ В ПЕРВОМ БЕЛОРУССКОМ ФИЛОСОФСКОМ КОНГРЕССЕ «НАЦИОНАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ»

Александр ШОХОВ

 

Shohov art1

В конгрессе приняло участие около 500 философов из 25 стран мира. Около 300 человек приехали лично. Хочется отметить несколько наиболее ярких и интересных докладов, которые прозвучали на пленарном заседании.

Российскую делегацию на конгрессе возглавлял В.С.Стёпин. Пленарный доклад Вячеслава Семёновича «Кризис современной цивилизации и проблема объединяющих ценностей» задал тон всему, что происходило в коммуникации философов на конгрессе в дальнейшем. Поиск новых ценностей, несомненно, является миссией гуманитаристики и философии. Поэтому, как сказал В.С.Стёпин «современная философия становится практической наукой».

Shohov art2

 

Генеральный секретарь Международной федерации философских обществ Лука Мария Скарантино сделал пленарный доклад о национально-культурных традициях и глобальном мышлении. В частности, он говорил об итальянских философах и о том, как национальная итальянская философия находит себя в общеевропейском философском дискурсе.

Shohov art3

 

Заместитель директора Института философии Китайской академии наук Цуй Вэйхан представил доклад о направлениях философских исследований в современном Китае. В нём он, в частности, отметил, что китайская философия следует по трём основным путям: изучение традиционной китайской философии и её преломлениях в современности, исследования в русле марксистской философии, в ходе которых обнаруживается множество возможностей синтеза традиционного для Китая конфуцианства и современного марксизма в его китайском варианте, а также перевод, внимательное изучение и интерпретация основных трудов европейских философов.

 

Shohov art4

 

Тесная дружба Белоруссии с Китаем является основой для экономического и культурного сотрудничества этих двух стран на протяжении последнего десятилетия. В ходе конгресса состоялось открытие Белорусско-китайского исследовательского центра философии и культуры.

Shohov art5

 

Привнёс некоторое оживление в ход пленарного заседания Георгий Геннадьевич Малинецкий, который говорил о проектировании будущего, и о философских основаниях междисциплинарного вызова, который возникает при решении этой задачи.

Shohov art6

 

После пленарного заседания в ходе затянувшегося кофе-брейка мне удалось поговорить с Г.Г.Малинецким, которому я задал вопрос о том, насколько большую роль играет эпистемологический конструктивизм в проектировании будущего. Ведь может оказаться так, что исследователь, каким бы он ни был подготовленным и самокритичным, найдёт в этой Вселенной подтверждение любым своим гипотезам и предположениям. Георгий Геннадьевич вряд ли запомнил нашу мимолётную беседу с ним в 2003 году в Москве на конгрессе В.Е.Лепского, но, видимо, чисто зрительно он меня вспомнил, и потому ответил на мой вопрос небольшой притчей:

– Вот представьте себе, путник идёт по лесу. И думает: «Сейчас бы покушать». И смотрит – на полянке стоит стол, уставленный разнообразными блюдами. Путник садится, кушает, выпивает и думает «Как хорошо, сейчас бы ещё красивых девушек рядом, чтобы было веселее». И тут же появляются красивые девушки и составляют ему компанию. «Как-то слишком уж складно получается, – думает путник.  Стоило только пожелать покушать – и пожалуйста, стоило пожелать прекрасных собеседниц, они тут как тут. Что-то тут не так. Может быть, это коварные чудовища создают иллюзии, чтобы потом меня сожрать?». И тут же появляются чудовища, которые сжирают его.

Мы посмеялись этой философской байке, и В.С.Стёпин заметил, что если бы мир был таким пластичным, в нём было бы просто невозможно существовать.

С этого и начался длинный и невероятно интересный разговор «с глазу на глаз» с В.С.Стёпиным, который поделился своими новейшими идеями, которые только ещё будут опубликованы в 12-м номере журнала «Вопросы философии» за 2017–й год.

Shohov art7

 

Всвоём пленарном докладе В.С.Стёпин уделил много внимания стадиям фазового перехода. Мы заговорили о том, как выделенные им стадии соотносятся с известной классификацией типов научной рациональности: классика, неклассикапостнеклассика, которую В.С.Стёпин предложил в 1989 году. Вячеслав Семёнович отметил, что тут необходимо ввести важное различие. Познание начинается с понимания принципов работы простых систем (это период классики), потом начинается понимание сложного (это неклассика), а затем – понимание сложного и саморазвивающегося (это постнеклассика). Однако, когда мы говорим о фазовом переходе, мы же понимаем, что Вселенная с самого начала осуществляла серию фазовых переходов. Это происходило уже в первые доли секунды после Большого Взрыва. Значит, сложные саморазвивающиеся системы возникли во Вселенной первыми? Но как это возможно, чтобы Вселенная, в которой ещё нет никаких сложных форм организации материи, уже вела себя как сложная саморазвивающаяся система?

Вспомнилась поразившая в ходе пленарного доклада фраза Вячеслава Семёновича  о том, что в фазовом переходе аттрактор, находящийся в будущем эволюционирующей системы, определяет её настоящее и прошлое1. Вячеслав Семёнович сказал, что в этом–то и состоит суть дела. Будущее начинает влиять на прошлое, как бы переворачивая причинно–следственный принцип. Однако, эта идея в науке звучит не впервые. Ещё задолго до возникновения синергетики Энрико Ферми должен был ввести опережающие потенциалы, которые возникали в точке наблюдения раньше, чем происходили изменения в источнике поля, которые формально нарушали причинно–следственный принцип, но хорошо вписывались в формирующуюся математическую теорию поля.

– Но тогда как же формируются законы природы? – спросил я. – И что они такое вообще? Ведь мы формулируем законы природы на некотором языке. А у природы языка нет.

Вячеслав Семёнович с улыбкой ответил, что природе и не нужен язык, потому что у природы есть природа. И она работает независимо от того, считаем ли мы некий процесс простым, или сложным, или сложным саморазвивающимся. Однако, принцип «будущее влияет на прошлое» с другой точки зрения преломляется в совершенно иное понимание того, как возникают законы природы. Законы возникают так же эволюционно, как и уровни организации.

Эта мысль настолько поразила меня, что у меня в сознании тут же возник образ «умной материи», которой свойственен некий сверхинтеллект, на какой–то момент я даже искренне уверовал в Бога Спинозы. А Вячеслав Семёнович, видя, что я не успеваю за полётом его мысли, продолжал пояснять.

Он говорил о том, что если посмотреть на стадии Большого Взрыва и рассматривать первые 10-21 секунды, то можно увидеть ещё нерасчленённые электрослабые взаимодействия, которые ещё не «разошлись», но уже присутствуют сильные и гравитационные. А если я взять более раннюю стадию, например, 10-43, то можно увидеть «отслоение» гравитации, которое происходит в инфляционной вселенной, в пространстве Коллаби-Яу, которое в своих комбинациях неожиданно порождает наше четырёхмерное пространство, а остальные восемь измерений компактифицируются в размере планковской длины и начинается инфляционное расширение Вселенной. 

Слушая эти хорошо знакомые идеи от Вячеслава Семёновича, я каким–то образом начал понимать их в совершенно ином ракурсе: как процесс естественного возникновения законов природы. Мне никогда раньше такое в голову не приходило.

Но мысль философа парила дальше. В.С. Степин стал говорить о возникновении плазменных тел. Там атомов ещё нет. Но когда возникает следующий уровень организации, атомный, можно спросить, а где же были законы, по которому возникают и взаимодействуют атомы? Были ли они до этого? Нет! Вот, например, если у нас есть электрон-позитронная плазма, работают одни законы, но как только образуются атомы, появляется принцип Паули, он запрещает двум электронам находиться в одном состоянии, и поэтому застраиваются электронные оболочки, а до этого принципа Паули не было, потому что в нём не было необходимости.

Я сказал, что теперь понимаю, почему Вячеслав Семёнович говорит о появлении на Земле человека как инструмента эволюции: человек появляется, как и закон природы, когда в нём возникает необходимость, то есть когда Вселенная может дальше эволюционировать только с участием человека.

Вячеслав Семёнович подтвердил, что да, именно так сейчас и должен пониматься антропный принцип. Получается, что изначально в этой Вселенной мировые константы были так подобраны, чтобы возник человек, и не как наблюдатель, а как реализация потенциально возможных, но не реализуемых самой природой без человека линий её эволюции.

– Но тогда ведь подбор этих мировых констант вряд ли можно считать случайностью, – сказал я. – Не возникает ли у Вас впечатление, что существовал некий замысел? Или просто было создано очень много версий Вселенных и сейчас мы находимся в той, где случайно возникло сочетание мировых констант, которое сделало возможным или даже необходимым наше появление?

Было видно, что Вячеславу Семёновичу мой вопрос показался интересным. Несмотря на то, что наша беседа длилась уже больше получаса, наш взаимный интерес к обсуждаемым темам только нарастал. Он ответил, что если мыслить в терминах саморазвития, саморазвивающихся систем, то них обязательно должны существовать некие информационные структуры, в которых фиксируется опыт взаимодействия системы со средой и с самой собой. Это делается, чтобы в следующий раз система умела отвечать иначе, сообразно своему опыту, на похожее воздействие среды. Вроде бы это говорит о том, что некое информационное поле, выделенную информацию, необходимо предположить. Вячеслав Семёнович вспомнил о том, что об этом писал Д.С.Чернавский, это его мысль, что в физических сложных системах присутствует выделенная информация. Также Вячеслав Семёнович вспомнил публикации Агнессы Балаянц, у которой есть описание реакции Белоусова-Жаботинского, в котором упомянуто, что в химических процессах есть память. Если реакцию прервать в начале, она повторяется с самого начала. А если ближе к концу, то она воспроизводится с этого момента, у неё уже есть память. По мнению Вячеслава Семёновича, это всё сигналы того, что в самой природе есть информационные структуры, которые работают как управляющие программы. 

Я спросил, где же эти программы могут существовать? В поле Хиггса? Вячеслав Семёнович сказал, что они должны быть ещё до поля Хиггса, в самих параметрах порядка. Все будущие параметры порядка возникают так, что они должно быть согласованы друг с другом. Иначе антропный принцип работать не будет. А значит, и эта информационная структура должна им предшествовать.

Конечно, здесь изложены не все темы, которых мы коснулись в ходе беседы. Но я попытался сформулировать идеи, которые поразили меня сильнее всего.

В первый же день я познакомился с интереснейшим философом науки и техники Николаем Михайловичем Твердыниным, с которым мы немного поговорили о ЖильбереСимондоне и о том интересе, который сегодня вызывают его тексты.

Shohov art8

 

Познакомился я также с Александром Николаевичем Спасковым – белорусским философом, разрабатывающим интереснейшую концепцию времени.

Shohov art9

 

Во второй день конгресса было много интересных встреч. Произошло это во многом благодаря Марине Александровне Можейко. Хочу с благодарностью упомянуть её живой острый ум, пронзительное и яркое чувство юмора, которые украсили второй день конгресса и сделали его незабываемым. Я искренне благодарен ей за то время, которое она провела со мной. Должен отметить, что в текстах Марины Александровны горит настолько яркий огонь Прометея, что мышление читателя буквально воспламеняется.

Shohov art10

 

А говорит она ещё ярче, чем пишет.

Марина Александровна познакомила меня с зав. кафедрой социологии Белорусского Государственного Университета Александром Николаевичем Даниловым, который проявил чудеса гостеприимства. На его кафедре, заполненной книгами, различными документами, было очень по–домашнему уютно, несмотря на общую атмосферу интеллигентности и учёности. 

Shohov art11

 

Гостеприимством Александра Николаевича как раз в это время пользовались Татьяна Геннадьевна Щедрина 

Shohov art12

 

и главный редактор журнала «Вопросы философии» Борис Исаевич Пружинин.

Shohov art13

 

У нас состоялся невероятно интересный разговор, в ходе которого я узнал о грандиозной и самоотверженной работе Татьяны Геннадьевны и Бориса Исаевича, благодаря которой в славянскую философскую культуру возвращаются тексты и имена почти забытых философов. В результате сочетания невероятной работоспособности Татьяны Геннадьевны, её умения работать в архивах, её фотографической памяти и таланту искать и находить взаимосвязи казалось бы совершенно разрозненных фактов, документов и обстоятельств, и поддержке Бориса Исаевича издано уже 20 томов серии «Философия России первой половины XX века» (запланировано к изданию пока 37). Татьяна Геннадьевна рассказала несколько удивительных историй о том, как она начинала работать над изданием текстов Г.Г.Шпета, и как удивительным образом складывались обстоятельства, позволившие ей блистательно завершить эту работу.

Shohov art14

 

Прошло два месяца. Но воспоминания о конгрессе до сих пор остаются живыми и

яркими.

Под впечатлением от беседы с В.С.Стёпиным я записал нашу беседу в форме интервью. Оно планируется  к опубликованию в ближайшем номере журнала «ПЕРЕ-ПОСТ».

louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher peuterey outlet online peuterey outlet online peuterey outlet online peuterey outlet online peuterey outlet online barbour pas cher barbour pas cher barbour pas cher barbour pas cher barbour pas cher woolrich outlet online woolrich outlet online woolrich outlet online woolrich outlet online woolrich outlet online parajumpers pas cher parajumpers pas cher parajumpers pas cher parajumpers pas cher parajumpers pas cher parajumpers pas cher stone island outlet stone island outlet stone island outlet stone island outlet stone island outlet stone island outlet moose knuckles outlet usb backpack outlet happiness outlet down jackets outlet cappotti italia outlet fjallraven outlet