АЛЛЮЗИЯ К АУТЕНТИЧНОСТИ ФОТОГРАФИРУЕМОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Ксения ЗОБЕНКО

 

«…Реальность, которую я знал, больше не существовала. 

Определенное воспоминание есть лишь сожаление

 об определенном мгновении; и дома, дороги, аллеи 

столь же мимолетны, увы, как и года».

(Марсель Пруст «Любовь Свана»)

 

В ситуации современности, общим местом философских, культурологических и социологических исследований, я считаю, является констатация поражения и дисперсии ratio. Эта ситуация инспирировала собою повышенный интерес философского и социально-гуманитарного познания к анализу феноменов безумия, сна, галлюцинаций, воображения, что в свою очередь пробудило интерес к эстетической теории и анализу искусства. И фотография играет роль той перспективной методологической платформы, которая позволяет проследить когерентность рационального и чувственного. И возможно это сделать, с одной стороны, потому что феномен фотографии может быть объяснен с позиции технического процесса производства (правда, насколько «исчерпывающим» будет подобное объяснение?). И, с другой стороны, – это квалификация фотографии как объекта искусства, способного выражать, транслировать и вызывать эмоциональные переживания.

Фотография, будучи прообразом современных визуальных феноменов, позволяет на основании собственной истории представить анализ размывания границ знака и реальности. Исследование сущности и онтологического статуса изображаемого им объекта раскрыто через такие проблемные области, как:

- проблема «уникальности» объекта и роста возможностей технологического тиражирования (В. Беньямин);

- проблема понятийного схватывания «единичного» (Т. В. Адорно);

- проблема симуляции реальности и рождение феномена «гиперреальности» (Ж. Бодрияр);

- концепция «документальности».

Специфика философского подхода к фотографии – это «обратная перспектива». Взгляд философа обращен не в объектив камеры или на снимок, а посредством фотографии он пытается схватить взгляд «смотрящего». Ж. Бодрийяр определяет фотографию как зеркало не реальности, но «смотрящего» на реальность. Фотография есть выражение не вещи, но взгляда, обращенного на вещь. Практически с первых строк Аристотель в «Метафизике» указывал на то, что люди от природы имеют влечение к чувственным восприятиям и ценят они «больше всех зрительные восприятия, ибо видение, можно сказать, мы предпочитаем всем остальным восприятиям» [1с. 9].

Именно с глаза, посредством которого мы видим, для каждого из нас начинается пространство, тяготеющее к бесконечности, пространство настоящего, поражающее нас с большей или меньшей интенсивностью. Оно тут же, изменяясь на ходу, сворачивается в воспоминания. И из всех имеющихся средств выражения, фотография – единственное, которое способно зафиксировать конкретное мгновение. Мы играем с объектами, а они на глазах исчезают, но стоит им исчезнуть, оживить их уже невозможно. Сьюзен Сонтаг в своей книге «О фотографии» приходит к выводу о том, что фотография создает у человека «иллюзию владения прошлым, которого нет», вызывая в нем «хроническое вуайеристское отношение» к миру, уравнивающее значение всех событий. Признавая справедливость этих мыслей Э. Берджер надеется, что в один прекрасный день «прошлое станет неотъемлемой частью процесса, в ходе которого люди делают собственную историю», и тогда все фотографии вновь обретут живой контекст, из остановленных мгновений превратятся в нечто такое, что продолжает существовать во времени[4, 114]. Здесь Э. Берджер кажется большим оптимистом. Мгновения, запечатленные на фотографиях, существуют вне времени, при этом отображая время, которое уже не повторится, оно остановлено (и являются ли запечатленные мгновения теми, которые схватывают подлинно реальность, которая кроется за ними?). Возможно, видеосъемка как технический инструмент фиксирования действительностии несет некий посыл о ходе времени, благодаря движению персонажей. И Э. Гибер задавался вопросом: «не порождает ли иллюзорное движение еще большую печаль, или же оно просто способствует мимолетному забвению о ходе времени…» [6, с. 67].

В современное время фотограф имеет более чем когдалибо, возможность искажать видимый объект реальности, которая предстает перед его взором, владея техническими свойствами камеры, объектива и т.д. Аутентичность становится эксклюзивностью. Происходит замена реальности на новое состояние, которое сформировано вездесущей и реалистичной виртуальностью – гиперреальностю. Истоки подмены реальности гиперреальностью кроются, согласно Ж. Бодрийяру, в том, что в рамках сциентистской рациональности критерием истинности позиционируется эксперимент, являющийся сам по себе двойной реальностью. В свою очередь, критерием истинности эксперимента является его принципиальная воспроизводимостьГиперреальность, также выступающая одним из базовых концептов миропонимания Ж. Бодрийяра, характеризует ситуацию, когда феномены истины, адекватности, реальности перестают восприниматься в качестве онтологически фундированных и воспринимаются в качестве феноменов символического порядка. Согласно Ж. Бодрийяру, закончилась не только история, но и сама реальность, уступив место симулятивнойгиперреальности симулякров [5с. 191]. Реальность испаряется, гибнет в гиперреализме от одного воспроизведения к другому, от одной копии к другой.  Гиперреальность оперирует фрагментами или вообще видимостью реальности.

Такое решение проблемы воспроизводимости объектов открывает дорогу безудержному размножению объектов, вплоть до замещения реальности ее виртуальными копиями. Фотографируя человека, фотограф превращает его в объект, которым можно символически владеть. Он изменяет индивидуальность, показывая на фото его таким, каким он себя никогда не увидит; узнает о нем то, чего он не знал, обезоруживая аутентичность человека. С каждой презентацией воспроизводимая фотография становится симулякром. Понятие «симулякр»введенное еще Платоном, - «копия копий», обозначающее,  что многократное копирование образца в итоге приводит к утрате самодостаточности его  реальности. В связи с этим симулякры выступают как знаки, приобретающие автономный смысл и вообще не соотнесенные с реальностью. Ж. Бодрийяр указывает на вероятность полного «выпадения» человеческой личности из обыденной реальности посредством привнесения в последнюю черт полиментализма, то есть постоянных переходов из виртуальной реальности в ординарную и обратно. Результатом этого может стать полное отторжение части индивидуумов от социума с очевидным диагнозом душевной болезни. 

Как только человек начинает стремиться к индивидуальности, аутентичности, посредством и с помощью фотографии, происходит процесс объективации. Он предстает как акт проектирования наружу некоторых внутренних ощущений индивида, обретение им внешней объективной формы его существования. В философии ХХ в. была тенденция трактовать объективацию внутреннего и субъективного как его отчуждения, а внешние формы его существования – как ложные, искажающие его суть.  И в процессе объективации происходит этот неистовый поток воспроизводимых копий человека, что неизбежно приводит к деперсонализации личности. Устами В. Вулф предстают особенности деперсонализации: «Я растекаюсь, я теряю черты, меня уже не отличить от других..» (В. Вулф, «Волны»). Человек теряет самого себя, происходит нарушение восприятия своего «Я», границы подлинности и симулякра размыты до невозможного.

Фотография создает идеал, которым видит себя человек, идеал реальности, пейзажа, архитектуры, аллюзии к идеалу. Задача преодолеть «отчуждение» от человека как явления его человеческой сущности – это задача реализовать человека в его жизни. Преодоление «отчуждения» идеального, существующего в виде идеи, идеала, ценности и т.д. возможно не путем их перечеркивания, а путем их реализации. Отсюда и центральное понятие в этике настоящей (аутентичной) жизни. Возникновение идеалов, ценностей в жизни есть не что иное, как образование отчуждения, разрыва, противопоставления и его преодоления. 

Фотография просматривается как предмет, который говорит об утрате, разрушении, исчезновении воспоминаний, эмоций, людей, событий. Фотография не говорит о себе. Говорит она о других. Фотография становится тем немыслимым измерением, которое преодолевает и пространство и время, перенося наше феноменальное восприятие в тот запечатленный миг, который изображен на фотографии. Включит ли фотография в себя утраченное и феноменальное каждого человека?

Литература

  1. Аристотель. Метафизика // Соч.: В 4т. – Т. 1. – М.: Мысль. – С. 9.
  2. Барт P. Cameralucida : коммент. к фотографии / Р. Барт. М.: AdMarginem, 2013. – 192 с. (Философия по краям.).
  3. Беньямин В. Краткая история фотографии // Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости : избр. эссе / В. Беньямин. – М.: AdMarginem2016. – 168 с.
  4. Берджер Дж. Фотография и ее предназначение. – М.: AdMarginem, 2014. – 256 с.
  5. Бодрияр Ж. Симулякры и симуляции. (Simulacresetsimulations. – Paris, 1981). – 191с.
  6. Гибер Э. Призрачный снимок. И.: KolonnaPublications, 2012. – 98 с.
  7. Сонтаг С. О фотографии. – М.: AdMarginem, 2012. – 272 с.
  8. Картье-Брессон А. Воображаемая реальность. – И.: Лимбус Пресс, К. Тублина, 2008. – 128 с.

 

 

louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher peuterey outlet online peuterey outlet online peuterey outlet online peuterey outlet online peuterey outlet online barbour pas cher barbour pas cher barbour pas cher barbour pas cher barbour pas cher woolrich outlet online woolrich outlet online woolrich outlet online woolrich outlet online woolrich outlet online parajumpers pas cher parajumpers pas cher parajumpers pas cher parajumpers pas cher parajumpers pas cher parajumpers pas cher stone island outlet stone island outlet stone island outlet stone island outlet stone island outlet stone island outlet moose knuckles outlet usb backpack outlet happiness outlet down jackets outlet cappotti italia outlet fjallraven outlet